Десять самых красивых опытов в истории физики: эксперимент третий

Эксперимент Галилея с шарами, катящимися по наклонной доске

Анимация Скатывающийся шар

Галилей замерял расстояние, которое шары, катящиеся по наклонной доске, преодолевали за равные промежутки времени, измеренный автором опыта по водяным часам.
Ученый выяснил, что если время увеличить в два раза, то шары прокатятся в четыре раза дальше. Эта квадратичная зависимость означала, что шары под действием силы тяжести движутся ускоренно, что противоречило принимаемому на веру в течение 2000 лет утверждению Аристотеля о том, что тела, на которые действует сила, движутся с постоянной скоростью, тогда как если сила не приложена к телу, то оно покоится.
Читать далее

Десять самых красивых опытов в истории физики: эксперимент второй

Эксперимент Галилео Галилея 

pisaВ XVII веке господствовала точка зрения Аристотеля, который учил, что скорость падения тела зависит от его массы. Чем тяжелее тело, тем быстрее оно падает. Наблюдения, которые каждый из нас может проделать в повседневной жизни, казалось бы, подтверждают это. Попробуйте одновременно выпустить из рук легкую зубочистку и тяжелый камень. Камень быстрее коснется земли. Подобные наблюдения привели Аристотеля к выводу о фундаментальном свойстве силы, с которой Земля притягивает другие тела. В действительности на скорость падения влияет не только сила притяжения, но и сила сопротивления воздуха. Соотношение этих сил для легких предметов и для тяжелых различно, что и приводит к наблюдаемому эффекту.
Читать далее

Десять самых красивых опытов в истории физики: эксперимент первый

Несколько лет  назад в газете «The New York Times» была опубликована статья, в которой рассказывалось о результатах опроса, проведенного среди физиков. Каждый опрошенный должен был назвать десять самых красивых за всю историю физических экспериментов.

erat
Читать далее

Забавные факты о названиях в физике

Забавным фактом в физике, да и  в любой другой науке, является то, как приживаются названия формул и явлений. Так например, преобразования Лоренца открыл не Лоренц, а Пуанкаре, а константа Больцмана приобрела значение только после работы Планка. И по сему поводу есть одна забавная история.
Читать далее